Все забываю,что еще лето.Особенно по погоде это заметно.Нет,я люблю такие деньки,когда холодно,когда льет дождь,когда ты прячешься в одеяло с кружкой чая,когда ты гуляешь и слушаешь любимую музыку.Но чувство “потерянного” лета мне совсем не нравится.Такое ощущение,что сейчас все перестанет быть зелёным и листья зашуршат под ногами.Этого мне пока ощущать не хочется,ведь я еще не готова к такому повороту событий…

Все забываю,что еще лето.Особенно по погоде это заметно.Нет,я люблю такие деньки,когда холодно,когда льет дождь,когда ты прячешься в одеяло с кружкой чая,когда ты гуляешь и слушаешь любимую музыку.Но чувство “потерянного” лета мне совсем не нравится.Такое ощущение,что сейчас все перестанет быть зелёным и листья зашуршат под ногами.Этого мне пока ощущать не хочется,ведь я еще не готова к такому повороту событий…

Иосиф Бродский Я всегда твердил, что судьба - игра. Что зачем нам рыба, раз есть икра. Что готический стиль победит, как школа, как способность торчать, избежав укола. Я сижу у окна. За окном осина. Я любил немногих. Однако - сильно. Я считал, что лес - только часть полена. Что зачем вся дева, если есть колено. Что, устав от поднятой веком пыли, русский глаз отдохнёт на эстонском шпиле. Я сижу у окна. Я помыл посуду. Я был счастлив здесь, и уже не буду. Я писал, что в лампочке - ужас пола. Что любовь, как акт, лишина глагола. Что не знал Эвклид, что сходя на конус, вещь обретает не ноль, но Хронос. Я сижу у окна. Вспоминаю юность. Улыбнусь порою, порой отплюнусь. Я сказал, что лист разрушает почку. И что семя, упавши в дурную почву, не дает побега; что луг с поляной есть пример рукоблудья, в Природе данный. Я сижу у окна, обхватив колени, в обществе собственной грузной тени. Моя песня была лишина мотива, но зато её хором не спеть. Не диво, что в награду мне за такие речи своих ног никто не кладёт на плечи. Я сижу в темноте; как скорый, море гремит за волнистой шторой. Гражданин второсортной эпохи, гордо признаю я товаром второго сорта свои лучшие мысли, и дням грядущим я дарю их, как опыт борьбы с удушьем. Я сижу в темноте. И она не хуже в комнате, чем темнота снаружи. 1971

Иосиф Бродский

Я всегда твердил, что судьба - игра.
Что зачем нам рыба, раз есть икра.
Что готический стиль победит, как школа,
как способность торчать, избежав укола.
   Я сижу у окна. За окном осина.
   Я любил немногих. Однако - сильно.

Я считал, что лес - только часть полена.
Что зачем вся дева, если есть колено.
Что, устав от поднятой веком пыли,
русский глаз отдохнёт на эстонском шпиле.
   Я сижу у окна. Я помыл посуду.
   Я был счастлив здесь, и уже не буду.

Я писал, что в лампочке - ужас пола.
Что любовь, как акт, лишина глагола.
Что не знал Эвклид, что сходя на конус,
вещь обретает не ноль, но Хронос.
   Я сижу у окна. Вспоминаю юность.
   Улыбнусь порою, порой отплюнусь.

Я сказал, что лист разрушает почку.
И что семя, упавши в дурную почву,
не дает побега; что луг с поляной
есть пример рукоблудья, в Природе данный.
   Я сижу у окна, обхватив колени,
   в обществе собственной грузной тени.

Моя песня была лишина мотива,
но зато её хором не спеть. Не диво,
что в награду мне за такие речи
своих ног никто не кладёт на плечи.
   Я сижу в темноте; как скорый,
   море гремит за волнистой шторой.

Гражданин второсортной эпохи, гордо
признаю я товаром второго сорта
свои лучшие мысли, и дням грядущим
я дарю их, как опыт борьбы с удушьем.
   Я сижу в темноте. И она не хуже
   в комнате, чем темнота снаружи. 

1971

Мне интересно,почему случается такая штука.Вот всегда.Кто-то начнет уходить из моей жизни,этим людям или человеку просто откровенно все равно,а мне просто невыносимо.Почему?Я не понимаю.Это просто ужасно.Такое чувство,что ты сидишь на руинах и пытаешься собрать огромный дом с воспоминаниями,но ничего не выходит.

Мне интересно,почему случается такая штука.Вот всегда.Кто-то начнет уходить из моей жизни,этим людям или человеку просто откровенно все равно,а мне просто невыносимо.Почему?Я не понимаю.Это просто ужасно.Такое чувство,что ты сидишь на руинах и пытаешься собрать огромный дом с воспоминаниями,но ничего не выходит.

I hate the beach,but I Stan in California with my toes in the sand
Как же раздражает вся эта похожесть.Эта диктатура,каким быть надо, каким нет меня уже бесит.А мейнстрим заключается вот в чём:куча девочек-подростков любят ПОЖРАТЬ.Еда у  них просто везде:дома,в школе,на прогулке с друзьями,за компом,на кровати,на стуле,даже на одежде у них-еда.Лишь бы пожрать только.Также появилась такая “привычка”,как читать книги.Да,это интересно,поучительно,но читать надо в меру и хотя бы понимать,что ты читаешь,анализировать текст.И это далеко не всё.Пожалуйста,будьте индивидуальными.Это прекрасно быть собой.

Как же раздражает вся эта похожесть.Эта диктатура,каким быть надо, каким нет меня уже бесит.А мейнстрим заключается вот в чём:куча девочек-подростков любят ПОЖРАТЬ.Еда у  них просто везде:дома,в школе,на прогулке с друзьями,за компом,на кровати,на стуле,даже на одежде у них-еда.Лишь бы пожрать только.Также появилась такая “привычка”,как читать книги.Да,это интересно,поучительно,но читать надо в меру и хотя бы понимать,что ты читаешь,анализировать текст.И это далеко не всё.Пожалуйста,будьте индивидуальными.Это прекрасно быть собой.

Ты громко кричишь, но я не слышу ни одного твоего слова, Я громко разговариваю, но мало говорю; Ты меня осуждаешь, но все твои пули отскакивают от меня, Ты сбиваешь меня с ног, но я поднимаюсь снова. Я пуленепробиваема, мне нечего терять, Ну давай, попробуй, Снова рикошет, снова ты прицеливаешься. Ну давай, валяй! Ты сбил меня с ног, Но я не упаду, я титан; Ты сбил меня с ног, Но я не упаду, я титан, я титан… Ты меня сразил, но именно ты упадёшь следующим, Заброшенный город, терзаемая любовь… Говори громче! Палки и камни, возможно, сломают мои кости, Я громко разговариваю, но мало говорю.
Ты громко кричишь, но я не слышу ни одного твоего слова,
Я громко разговариваю, но мало говорю;
Ты меня осуждаешь, но все твои пули отскакивают от меня,
Ты сбиваешь меня с ног, но я поднимаюсь снова.
Я пуленепробиваема, мне нечего терять,
Ну давай, попробуй,
Снова рикошет, снова ты прицеливаешься.
Ну давай, валяй!
Ты сбил меня с ног,
Но я не упаду, я титан;
Ты сбил меня с ног,
Но я не упаду, я титан, я титан…
Ты меня сразил, но именно ты упадёшь следующим,
Заброшенный город, терзаемая любовь…
Говори громче!
Палки и камни, возможно, сломают мои кости,
Я громко разговариваю, но мало говорю.




Пора бы уже понять,что всё рано или поздно заканчивается

Пора бы уже понять,что всё рано или поздно заканчивается

"В каком классе мы перестали верить в себя?Понимаешь,кому-то суждено стать Нобелевским лауреатом,кому-то суждено стать балериной,так почему не нам?"
Нет,я рада,что её пригласили в тот центр,она продвинулась,значит,она реально классный тренер,но…Я думала,что она будет только с нами.Всё-таки эгоизм во мне есть.

Нет,я рада,что её пригласили в тот центр,она продвинулась,значит,она реально классный тренер,но…Я думала,что она будет только с нами.Всё-таки эгоизм во мне есть.